УКРАИНСКИЙ СОЮЗ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ

СУМСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ГЛАВНАЯ                                                                             БИБЛИОТЕКА

СИНДРОМ СГОРАНИЯ И ЕГО ПРОФИЛАКТИКА

В последнее время появляется все больше исследований о депрессивных расстройствах, о различных способах их лечения и диагностики у разных пациентов, об их профилактике, но зачастую мы забываем о людях, которые всеми этими вопросами и занимаются. Так что же происходит с врачами, которые не только работают со всем спектром депрессивных расстройств, но и живут в этом сложном мире?

Как утверждает американский психолог Роберт Эпштайн, на основании исследований, проведенных в конце прошлого века,  по меньшей мере, три четверти психотерапевтов испытали в течение последних трех лет серьезные психические проблемы. Более 60 % психотерапевтов хотя бы раз в жизни уже страдали депрессией, соответствующей всем  клиническим признакам.

Проведенное в 1997 г. исследование количества разводов среди выпускников Johns Hopkins University School of Medicine 1948-1964 годов показало, что среди психиатров доля разводов составляла 51 %, что было выше средних показателей и значительно выше доли разводов среди других медиков.

Психолог David Leter, руководитель Center for the Study of Suicide, приводит данные, согласно которым среди психотерапевтов, психиатров и психологов-консультантов частота суицидов значительно превышает средние показатели. Психиатры совершают самоубийство примерно в два раза чаще других медиков.

Психотерапевты особенно подвержены риску алкогольной и наркотической зависимости. Алкоголь и наркотики часто используются ими для снятия стресса, преодоления страха, выхода из депрессии.

Что же приводит врачей к подобным состояниям? Наиболее вероятным ответом является синдром эмоционального выгорания (эмоционального сгорания) — специфический вид Профессиональной деформации лиц, вынужденных во время выполнения своих обязанностей тесно общаться с людьми.
Термин «burnout» («эмоциональное выгорание») был предложен американским психиатром Фрейденбергом в 1974 г. Иногда его переводят на русский язык как: «эмоциональное сгорание» или «профессиональное выгорание».
Синдром эмоционального выгорания проявляется в:
а) чувстве безразличия, эмоционального истощения, изнеможения (человек не может отдаваться работе так, как это было прежде);
б) дегуманизации (развитие негативного отношения к своим коллегам и клиентам);
в) негативном самовосприятии в профессиональном плане — недостаток чувства профессионального мастерства. 

Выделяют три основных фактора, играющие существенную роль в синдроме эмоционального выгорания — личностный, ролевой и организационный
Личностный фактор. Проведенные исследования показали, что такие переменные, как возраст, семейное положение, стаж данной работы, никак не влияют на эмоциональное выгорание. Но у женщин в большей степени развивается эмоциональное истощение, чем у мужчин, у них отсутствует связь мотивации (удовлетворенность оплатой труда) и развития синдрома при наличии связи со значимостью работы как мотивом деятельности, удовлетворенностью профессиональным ростом. Испытывающие недостаток автономности («сверхконтролируемые личности») более подвержены «выгоранию».
Психолог Фрейденберг описывает «сгорающих личностей» как сочувствующих, гуманных, мягких, увлекающихся идеалистов, ориентированных на людей.  Махер (Маxer Е.) пополняет этот список «авторитаризмом» (авторитарным стилем руководства) и низким уровнем эмпатии. В. Бойко указывает следующие личностные факторы, способствующие развитию синдрома эмоционального выгорания: склонность к эмоциональной холодности, склонность к интенсивному переживанию негативных обстоятельств профессиональной деятельности, слабая мотивация эмоциональной  отдачи в профессиональной деятельности.
Ролевой фактор. Установлена связь между ролевой конфликтностью,  ролевой неопределенностью и эмоциональным выгоранием. Работа в ситуации распределенной ответственности ограничивает развитие синдрома эмоционального сгорания, а при нечеткой или неравномерно распределенной ответственности за свои профессиональные действия этот фактор резко возрастает даже при низкой рабочей нагрузке. Способствуют развитию эмоционального выгорания те профессиональные ситуации, при которых совместные усилия не согласованы, нет интеграции действий, имеется конкуренция, в то время как успешный результат зависит от слаженных действий.
Организационный фактор. Развитие синдрома эмоционального выгорания связано с наличием напряженной психоэмоциональной деятельности: интенсивное общение, подкрепление его эмоциями, интенсивное восприятие, переработка и интерпретация получаемой информации и принятие решений. Другой фактор развития эмоционального выгорания — дестабилизирующая организация деятельности и неблагополучная психологическая атмосфера. Это нечеткая организация и планирование труда, недостаточность необходимых средств, наличие бюрократических моментов, многочасовая работа, имеющая трудноизмеримое содержание, наличие конфликтов как в системе «руководитель — подчиненный», так и между коллегами. 

Выделяют еще один фактор, обусловливающий синдром эмоционального выгорания — наличие психологически трудного контингента, с которым приходиться иметь дело профессионалу в сфере общения (тяжелые больные, конфликтные пациенты, «трудные» подростки и т.д.)

По данным Макарова (Россия), то, что описывается под названием «синдрома сгорания», содержит в себе два весьма отличных друг от друга явления. Поэтому помимо «синдрома сгорания» также выделяется и «синдром угасания» психотерапевта. Впрочем, эти синдромы могут встречаться и у специалистов иного профиля, работающих с людьми и использующих в своей работе ресурсы собственной личности.

«Синдром сгорания» характеризуется эмоциональным, когнитивным и физическим истощением, вызванным длительной перегрузкой. К нему приводит гиперстимуляция в результате профессиональной перегрузки. Особенно индивидуальная и групповая работа с маломотивированными и немотивированными клиентами. Низкие результаты работы. Запрет на инновации и творческое самовыражение, носящий чаще административный характер. Стремление сохранить свои профессиональные секреты и боязнь быть разоблаченным, когда данные секреты не содержат декларируемых методов. Низкие возможности обучаться и совершенствоваться. А также возможности и желания обобщать и передавать свой опыт. И, конечно же, неразрешенные конфликты собственной личности. Низкая поддержка и высокий уровень критичности коллег.

«Профессиональное сгорание» редко достигает своей наиболее выраженной степени - «профессионального выгорания».

«Синдром профессионального угасания» характеризуется расстройствами, подобными предыдущему синдрому. Только они возникают в результате профессиональной гипостимуляции. И в выраженных случаях могут квалифицироваться как астеническое и астено-апатическое состояние.

Симптомокомплекс развивается при монотонной длительной работе, когда смысл ее не определен или мало понятен специалисту, а также когда труд неадекватно оплачивается. Ожидания терапевта не оправдываются.

Профилактика развития указанных синдромов во многом схожа. Она состоит в принятии на себя ответственности за свою работу, свой профессиональный результат и в делегировании части ответственности клиентам и пациентам. В умении не спешить и дать себе время для достижений в жизни и работе. В реалистической оценке своих возможностей и в умении проигрывать без самоунижения и бичевания. Ведь профессиональные спады и даже тупики — это естественные этапы профессионального развития каждого настоящего специалиста.

Для профилактики указанных расстройств важна работа по формированию способности обращения к ресурсным состояниям собственной личности. Для терапевта важно собственное мировоззрение, обеспечивающее успех в работе, способность восстановить собственные душевные и духовные силы. Анализ таких подходов позволил обнаружить набор вариантов, осознанно или неосознанно используемых для восстановления. Их можно подразделить на общие и специальные.

К общим относятся:

~Возможность свободно выражать чувства и эмоции, выплескивать их. Каждый терапевт может получать от своих пациентов негативные чувства, которые имеют свойства контагиозности, накопления и вытеснения. Поэтому так важно свободное выражение своих чувств (как положительных, так и отрицательных).

~Возможность выполнять только свои желания, где одно из самых частых - побыть в покое.

~Важна возможность вернуться в прошлое. Многие в прошлом находят ресурсные состояния и конфликты, разрешение которых приводит к восстановлению и развитию собственной личности.

~Особенно важно получение гарантий на будущее. Уверенность в завтрашнем дне зачастую является необходимым условием восстановления и развития ментальной экологии.

~Возможность переключиться и погрузиться. Временно выполнять другую роль, выйти за пределы иерархии, стать анонимом. Очень эффективным здесь представляется карнавал, когда каждый человек может исполнять какую-то интересную для него роль, выйти за границы своей обыденной жизни. Традиции периодической алкоголизации до выраженных форм опьянения представляют собой принятый вариант переключения и погружения. Хотя такой химический стресс могут позволить себе далеко не все профессионалы.

~Важно уметь присоединяться к животным, растениям, горам, реке, ночи или закату. И пополнять за счет этого свои ресурсные состояния.

Одни виды деятельности истощают силы, а другие восстанавливают. И хороший результат - это вопрос их равновесия, сбалансированности.

К специальным методам восстановления относятся следующие:

~Участие в работе групп, тренинговых, терапевтических, балинтовских, супервизорских.

Пребывание, хотя бы временное, в профессиональной субкультуре, среди коллег также весьма способствует восстановлению и развитию ментальной экологии.

~Сходный эффект имеет работа со специальной профессиональной литературой, самоучителями, специальными видеофильмами.

~И, конечно же, размышления о себе. Глубинное понимание других возможно при глубинном знании себя. Временные затраты на размышления о себе могут быть большими. И здесь вклад времени может быть важнее вклада денег.

Очень важно правильно расходовать, восстанавливать и аккумулировать энергию. Наши мотивации - это стимулы, приходящие извне и несущие энергию. Интериоризированные мотивации приносят вдохновение, энтузиазм, воодушевление. Эти внутренние насыщенные энергией состояния мы передаем окружающим людям, и они вновь возвращаются к нам. Они поддерживаются силой нашего воображения, нашим постоянным образованием и познаниями себя и мира, а разрушаются они, прежде всего, тревогой.

Далеко не каждый человек может стать настоящим психотерапевтом. Мы ориентированы на творческое меньшинство - на людей, у которых можно развить определенные способности.

Итак, психотерапия для терапевта - это не только любимая профессия, это также:

- возможность оказывать реальную помощь людям;

- постоянное профессиональное творчество;

-   развитие в себе особых способностей в понимании людей и влиянии на них;

-   познание истины;

- возможность прийти к истинным ценностям;

- глубинное познание и понимание себя;

- множество возможностей изменения и развития собственной личности;

- познание и понимание других людей и общества;

- мировоззрение;

- хорошее благосостояние и даже материальная независимость;

- высокая конгруэнтность и полная самореализация.

- счастливая жизнь в настоящем и будущем в постоянном развитие и совершенствовании.

Если вы можете сказать «да!» в отношении себя по поводу всех двенадцати утверждений, то психотерапия создана для вас, а вы - для нее. Если вы можете сказать «да» по поводу не менее чем восьми, то вы на правильном пути. Если меньше чем семь, то ваш путь будет длинен. И возможно он  приведет к вершинам, и не обязательно в психотерапии.

 

 

 

Copyright 2008. Ukraining group psychologist. All Right Reserved.
Design by Ksena12