ГЛАВНАЯ
 

Особенности работы с агрессивными детьми в гештальт-терапии. Цель и задачи гештальт-терапии в коррекции агрессивных проявлений подростков.

Недопустимые агрессивные проявления подростков, с точки зрения гештальт-терапии, являются следствием нарушения контакта организма со средой, которое в частности, проявляется в неумении ребенка узнавать в себе гнев и социально приемлемо его выражать.

Гештальт-подход обеспечивает естественную, т.е максимально ненасильственную коррекцию агрессивного поведения подростков.

Целью в работе с агрессивными проявлениями подростков в гештальт-терапии является восстановление здорового контакта между ребенком и средой – его социальным окружением.

Задачи гештальт-терапевта в работе с агрессивными проявлениями подростков:

  1. Помочь детям осознать свои чувства гнева, узнавать в себе гнев и принимать его, а также расширять диапазон осознаваемых эмоций.

  2. Дать ребенку возможность выбора способа выражения своих чувств, обучать тем видам реакций, которых нет в его арсенале.

  3. Развивать у ребенка способность  к эмпатии, навыки конструктивного взаимодействия с детьми и взрослыми.

  4. Возвращать ответственность за поступки, ориентировать на будущее, изменяя поведение «здесь и сейчас».

Подросток, у которого нарушен контакт с окружением, редко бывает агрессивным в кабинете психотерапевта. По мере того, как он начинает доверять, агрессия начинает прояв­ляться в его игре, рассказах, рисунках, лепке. С ним важно работать в той мере, в какой он выражает себя. Не возможно работать с агрес­сивностью, которая не выражена.

Начинать работать с ребенком лучше не с обсуждения его агрессии, потому что это может создать отчужденность между психологом и подростком, а пред­ложить ему безопасные формы активности, чтобы установить сначала отношения доверия. Чаще всего ребенок понимает, что психолог знает, почему его к нему привели, и психолог может сказать об этом. Можно сказать об этом не прямо, а выразить косвенно в каких-либо действиях или манере обращения.

Опыт показывает, что с детьми, которые агрессивны или ведут себя демонстратив­но, проще работать, чем с детьми замкнутыми, заторможенными или аутичными. Агрессивный ребенок всегда быстро покажет, что с ним происходит, и можно начать с того, что просто предложить ему заниматься всем, чем ему хочется. Он может выбрать любую игру или краски, или глину, или песок, или солдатиков. Если ребенок не может определиться, тогда психолог может что-нибудь предложить ему сам.

На первом этапе лучше не использовать никакой диагностики. Ведь такой ребенок обычно очень подозрителен и насторожен. В опреде­ленном смысле психолог  пытается вернуть его к истокам, предо­ставив подростку возможность получит положительный опыт и приятное занятие. Как правило, ему так хочется получить внимание, которое ему может уделить психолог, что общение не представляет никаких трудностей.

Во время первых сессий лучше избегать конфронтации и не касаться проблем ребенка прямо. Проблему агрессивности подростка разбирать лучше тогда, когда она находит отражение в его творчестве или игре. По мере того, как чувства начинают проявляться, можно перейти к более прямым действиям. Обычно пер­вым проявляется гнев. Возможно, за этим скрывается боль, но именно гнев и ярость возникают первыми.

 

Гнев—это обычное нормальное чувство. Каждый подросток может разгне­ваться. Вопрос в том, что подросток делает с этим чув­ством, может ли принять его, и как его выражает. Важное влияние на способ выражения гнева оказывает отношение к нему, обусловленное нашей культурой: «Хорошо никогда не злиться». Дети по этому поводу получают двойное послание. Они испытывают волну гнева, исходящую от взрослых либо прямо, либо косвенно, в форме ледяного неодобрения. В то же время для детей обычно неприемлемо прямое выражение гнева. В весьма раннем возрасте они научаются подавлять это чувство, испытывая либо стыд в ре­зультате ярости своих матерей, либо вину за собственный гнев, чувство раскаяния, которое иногда их захлестывает. Дети наблюдают гнев в виде насилия по телевидению или в кино, а также в виде действий военных или полицейских властей. Они слышат о преступ­лениях с применением насилия и войнах. В результате в них возни­кает страх. Неудивительно, что гнев, подобно некоему ужасному тайному чудовищу, должен непрерывно подавляться. «Гнев должен быть подавлен, задушен, его надо избегать» - это усваивает ребенок с детства.

В работе с детским гневом гештальт-терапевты выделяют четыре фазы.

Первая — предоставить детям практически приемлемые методы для выражения подавленного гнева.

Вторая — помочь детям подойти к реальному восприятию чувства гнева (которое они могут сдерживать), побудить их к тому, чтобы эмоционально отреагировать этот гнев прямо в кабинете психолога.

Третья — дать возможность прямого вербального контакта с чувством гнева: пусть скажут всё, что нужно сказать тому, кому следует.

Четвертая — обсуждать с ними проблему гнева: что заставляет их гневаться, как они это обнаруживают и как ведут себя в это время.

Дети часто испытывают много проблем при выражении своего гнева. Антисоциальные формы поведения (т. е. такие, которые, как считается, подрывают установленный общественный порядок) нель­зя считать прямым выражением чувства гнева; они скорее являются попыткой избежать проявления истинных чувств. Поскольку оскор­бленные чувства ребенка часто скрываются за чувством гнева, детям (как и взрослым) трудно преодолеть лежащее на поверхности чу­вство гнева и дать полную свободу истинным скрытым переживани­ям. Проще просто отреагировать эмоциональную энергию через использование протеста, бунта, через сарказм или в любой возмож­ной косвенной форме.

Все наши чувства связаны с физиологическими изменениями, которые выражаются в мышечных, телесных функциях. Если дети не выражают своего гнева прямо, то гнев выразит себя каким-то другим путем, который чаще всего оказывается вредным для ребенка. Когда гнев подростка подавлен, психологу нужно ему помочь  овладеть приемлемыми для мира взрослых способами выраже­ния чувства гнева. Это можно сделать несколькими путями.

Подростку можно предложить много разных способов выражать гнев (кроме уда­ров по подушке): рвать газету, комкать бумагу, пинать ногой по­душку или консервную банку, бегать вокруг дома, бить по кровати теннисной ракеткой, писать на бумаге все слова, которые хочется высказать в гневе, рисовать чувство гнева. С детьми важно говорить о физических ощущениях, связанных с чувством гнева, которое дол­жно найти выход. Можно говорить о сокращении мышц лица, шеи, желудка, грудной клетки, которые могут вызвать боль. Дети охотно выслушивают и понимают объяснения.

Детей весьма беспокоят возможные реакции взрослых. В книге «Окна в мир ребенка» Вайолетт Оклендер  описывается случай, когда две­надцатилетний мальчик, чтобы его крики не беспокоили окружаю­щих, предложил кричать через специальную коробку. В свою коробку он положил куски мятой газеты, а сверху сделал отверстие, в которое вставил рулон туалетной бумаги, а потом продемонстрировал, насколько заглуша­ются звуки, когда кричишь в такую коробку, а значит, его мать не будет обеспокоена шумом. В той же книге описывается пример, когда тринадцатилетний мальчик говорит: «Если бы я сказал директору всё, что я хочу, то меня немедленно выкинули бы из школы». Таким образом, вместо того, чтобы прямо выразить свой гнев, он безобразно вел себя на игровой площадке, а в классе был гиперактивен. Такое косвенное выражение гнева может быть вредно самому ребенку или приводит его к отчуждению от окружающих. Взрослые люди, в минуты сильного гнева поступают точно так же. В таких случаях человеку становится легче, если он двига­ется, топает ногами, кусает ногти или усиленно жует жевательную резинку. Кроме того, сдерживая невыраженные чувства, человек не может, как следует сконцентрироваться на чем-либо другом.

Если бы этот тринадцатилетний мальчик мог прямо выразить гнев, который вызывал в нем директор, то он встал бы перед ним, посмотрел ему в глаза и высказал бы (а возможно и «выкричал») обу­ревавшие его чувства. Необходимо позволить ребенку осознавать и понимать свой гнев, а не избегать в ужасе чувства гнева. Это первый шаг к тому, чтобы чувствовать себя сильным и цельным. Далее ребенку необходимо научиться оценивать ситуацию, чтобы сделать выбор между открытым проявлением гнева или проявлением его в какой-либо другой, более приемлемой форме.

Подросткам можно предложить назвать все слова, которые они произно­сили или которые возникали в их мыслях в состоянии гнева. Слова могут означать атаку, нападение или внутреннее чувство. Можно обсудить индивидуальные способы выражения гнева—внешние и внутренние. Можно узнать у подростка, что может его разозлить, что в этом случае происходит, что он делает или что он может делать, чтобы избежать неприятностей в минуты гне­ва. Попросить нарисовать свое чувство гнева или то, что это чувство у них вызывает, либо то, что они делают в состоянии гнева.

Если чувства гнева возникают во время занятий с ребенком их надо исследовать «здесь и теперь». Иногда дети выражают этот гнев не прямо, если они считают, что выразить это чувство слишком опасно, а через игру и рисование. Лучше всего позволить ребенку идентифицировать и выразить свои чувства, но и выражение их в символической форме тоже полезно.

Энергия затаенного чувства гнева приводит к неадекватному поведению. Перемены в детях могут про­изойти быстро, поскольку они, в отличие от взрослых, не накапливают в себе подавленный гнев слой за слоем.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Бютнер К. Жить с агрессивными детьми. М., 1991.

  2. Гештальт и психодрама в работе с детьми и родителями / Под общей редакцией Н.Б. Долгополова, И.С. Дьяченко, Е.В.Шувариковой – М.: ГиП, 1997.

  3. Лебедева Н., Иванова Е. Путешествие в гештальт: теория и практика – СПб.: Речь, 2004.

  4.  Медведева И., Шишова Т. Разноцветные белые вороны. М., 1996

  5.  Гингер С., Гингер А. Гештальт-терапия контакта. СПб.: Специальная литература, 1999.

  6. Окландер В. Детская гешталь-терапия: работа с гневом и интроектами. – М., 1997.

  7. Оклендер В. Окна в мир ребенка: Руководство по детской психотерапии - М., 1997.

  8. Паренс Г. Агрессия наших детей. М., 1997.

  9. Петрова Е. Тело и образные метафоры у детей (тезисы к семинару). – СПб.2004